Top

По пустыне к трем морям. Палестинская территория. Мертвое море.

Из Аэропорта мы сразу отправились в Иерусалим, Тель-Авив решили оставить на последний день перед вылетом.

Поэтому валюту поменяли спустя 2 дня в Иерусалиме в обменнике на первом этаже нашего хостела, в котором останавливаются все велосипедисты, судя по отчетам. Бронировали номер на двоих, чтобы нормально оставить вещи и встретить новый год без балагана в общем номере. https://www.booking.com/hotel/il/new-palm-jerusalem.ru.html?aid=360794;label=gog235jc-index-ru-XX-XX-unspec-ru-com-L%3Aru-O%3AwindowsSnt-B%3Achrome-N%3AXX-S%3Abo-U%3Aa;sid=41a54063f0cc2e5b4c1d25c33cfeb667

Выбираясь с Аэропорта, все время натыкались на магистраль по которой движение велотранспорта запрещено и пытались ее обойти параллельными дорогами. По пути подъехали к заправке, сказали шалом и нам налили бензина на 2 доллара в полторашку из под минералки. Серега сначала дал один доллар, заправщик недовольно покачал головой (бензин стоит 6 шекелей, 1 доллар=3.8 шекеля). Я говорю, давай еще. Заправщик повторил «давай еще». Никакой специальной тары для бенза не требовалось. Также заправлялись второй раз перед Красным морем, но расплачивались шекелями. Сегодня пятница, а значит все велосипедисты собрались в парках и устроили покатушки, недоумевая зачем нам баулы. Вот шабат у них и никто не может уговорить, заставить их работать в этот личный для них день, они лучше встанут спозаранку и будут бегать, крутить педали, гулять. Магазины в пятницу закрываются к 15.00 и только у арабов можно купить все что нужно.
Дорога к Иерусалиму была с ощутимым набором высот.

И тут вдруг приуныл. Нашли миндалевые деревья, но орехи все сухие. Тут же крокусы растут



А медленнее некуда.


В город мы въехали после обеда, трамваи не ходили, улицы были пустынны, ортодоксы прогуливались развевая пейсами на ветру и придерживая огромные меховые шапки, сдуваемые порывами. А мы насладились ездой по трамвайным путям и мосту.
Едем заселяться в хостел, который находится в арабской части города, где шабат не имеет значения. На радостях найденного Пальм хотеля, рядом с Дамасскими воротами Старого города, заезжаю на людную узкую улочку и задев коробки торговцев медленно падаю на асфальт, не успев выстегнуться из контактных педалей. Приветствую и обнимаюсь с землей обетованной на глазах у арабской публики. Если бы я упала на левую сторону, то успела бы выстегнуться, а с правой стороной я не дружу и никогда не смогу справа залезть на велосипед и слезть с него. Такие особенности творческого подхода к велосипеду.
В отеле было жутко холодно, нам достался номер с удобствами в номере, хотя по брони должен был с удобствами на этаже. Хозяин сказал что это фрии, то есть бесплатно для нас. Самый дорогой  и спрашный номер за всю историю наших отелей, 50 долларов ночь на двоих. И это самый дешевый вариант.
Дак вот, этот номер, наверное, голубятня на крыше отеля, стены из фанеры, сквозняки, один обогреватель на стене в качестве кондиционера с горячим обогревом, другой на шкафу. Но горячая вода в холодной туалетной комнате была кстати.


Из хорошего — предкухонная зона с тремя столиками для приема пищи, рядом с кухней и плиткой на 2 конфорки. Ну и чай и кофе, постоянный кипяток в бойлере, а еще кем-то положенный хлеб. Здесь собираются все жители отеля, готовят и кушают или ходят на балкон туда-сюда, это как проходной двор, где никто не прикрывает двери до конца. Мне же стало холодно от сквозняков и не отрываясь от поедания предновогоднего борща,

дотягиваюсь ногой и с одного удара закрываю дверь. В результате как Брюс Ли выломала и без того разбитое стекло, которое с шумом раскололось. Смеялись долго в компании с парой немцев, готовивших тут же. Но предприимчивый немец, который со своей девой путешествует по Израилю автостопом по северной части не растерялся, принес огромный рулон алюминиевого скотча и рука об руку с бородатым русским Серегой начался процесс ремонта и восстановления двери. Они рассказали, что автостоп в Израиле отменный, нигде такого в Европе они не встречали, не проходит и 20 секунд как их с радостью подвозят.

Прогулялись по Старому городу, нашли Стену Плача. Она делится на 2 части слева идут мужчины, справа женщины. Помыли руки в рукомойниках, причем налить воду нужно сначала в кувшин, затем ополоснуть руки. Серега просто открыл кран и вымыл руки без всякий кувшинов как прожженный турист. Ортодокс, моющий тут же руки, опешил, но примирился с неразумностью. Я подошла к стене посмотрела на то как все горюют, потрогала стену, подумала о том, чтобы все было хорошо и потихоньку лицом к стене пятилась назад, типа наверное так желание сбывается и поворачивается к вам как вы к нему. Поели фалафеля на этом базар-вокзале в Старом городе, купив его в людном месте недалеко от входа, заплатили по 8 шекелей. Вот это было свежо, сочно и неплохо, можно две таких питы с гороховой обжаркой съесть. Возле отеля фастфуд стоил дороже.
Серега сфоткаться с ними попросил.
Прикупили картошки, бубликов с кунжутом, шампанского, йогурта и 2 мандарина. Но мандарины мы забыли и встречали Новый год без них, только на следующий день зашли за ними, сказав, что забыли вчера, нам без проблем выдали 2 мандарина. Отметили новый год по нашему времени, нарядили бороду чтобы быть в тренде, одели мешки из под походной посуды и легли спать.
На следующий день продолжили прогулки по старому городу, зашли в Гефсиманский сад с отменными оливами, которым больше 2000 лет, пытались пройти в арабскую часть старого города, но военные не пустили нас. На рамках металлоискателя охрана приняла Серегу за Финна, узнав что мы из России, охранник сказал- надеюсь я тоже туда перееду, надоело, каждый день неспокойно, говорит. Новогодние игрушки с бороды перекочевали на оливковое дерево. Еще раз прошли рядом со Стеной Плача, было уже воскресенье- шабат закончился и были толпы народа.


Зашли в Храм Гроба Господня, постояли в очередях там куда все хотят попасть, тоже потрогали все что нужно, дотронулись до вершины Голгофы. Встретили толпу китайцев или японцев, которые несли кресты по улице, где нес крест Иисус. Только Иисус не делал селфики, всякий раз, как они. Посмотрели на Масличную гору.


На следующий день встали в 5ть, попили чаю, прихватив сахара и кофе и на рассвете погнали в Палестину. Предстояло проехать ее территорию, чтобы встать на ночевку на израильской границе.
Вкручиваем в горочку, за мной едет большой туристический автобус, так как слева ему меня не объехать по узкой улице. Едет и даже не посигналит, ждет пока взберусь.

Подъезжая к палестинской территории ранним утром, наблюдяем толпы мужчин идущих навстречу. Все они почти одинаково одеты — темная куртка и штаны, как на Уралмаше. Подъезжаем к высоким серым закрытым воротам и понять не можем куда ехать. Подъехали к будке со шлагбаумом, нас направили назад в другую сторону, а там масса автобусов толпится и собирает эти толпы чтобы повезти в Иерусалим на работу, потому что работы в Палестине видимо нет и платят мало. Пересекаем палестинскую границу не останавливаясь и не показывая документов, и все, мы на территории с плохими дорогами, никто утром не бегает по дорожкам и не занимается спортом. Заниматься ежедневно спортом это все же показатель высокоразвитой страны с хорошим достатком. Заехали в Вифлиеме в Храм рождества, ну там где волхвы увидели звезду над Вифлиемом и пошли с дарами. Посмотрели, потрогали священные места.

Мы начитались, что на этой территории дети могут быть проблемой: кидаться камнями, хватать тебя за все, тащить все что не приколочено. На деле же нам не встретились толпы школьников, видимо время слишком раннее и все еще спят или только собираются в школу. Но для этого нужно было стартовать еще до рассвета из Иерусалима. Наоборот тех, что видели дружественно кричали Сереге А ю арабиан?

Наверное после этого на Серегу что-то нашло. Качаясь на детских качелях, он кричал ай эм арабиан! ай эм нот европин.


И вот он первый вид на пустыню. не успели насладиться, тут же на ослике откуда то снизу к нам поднимается малец и кричит тэн шекель, Сережа нафотографировал его шекелей на сто, после чего мы свалили. И вообще в любой непонятной ситуации переходи на русский язык и говори на нем все что хочешь навязчивым людям. Ну все, не посидеть не остановиться, сразу же понимаем, что притягиваем местные вгляды. И помчались к греческому мужскому монастырю Саввы Освященного или Мар Саба, впереди пустыня, но сначала заехать запастись водой.



К нам было проявлено самое что ни на есть участие палестинских гидов, которые привезли сюда паломников с экскурсией. Принесли кофе, конфеты, стали расспрашивать наш маршрут, показали где туалет и сказали, что вот вот выйдет монах и откроется дверь мужского монастыря и можно приложится к мощам святых. В монастырь Саввы Сережа пошел один, попутно расспрашивая монахов где воды набрать. Я же стояла и наблюдала как женщины подходят к мощам и крестятся, получая открытку с изображением иконы и пакетик с ваткой, пропитанной оливковым маслом. Женщины стали говорить чтобы я тоже подошла. Подсмотрела с какой стороны нужно креститься и сколькими перстами подошла покрестилась, а монах мне на русском и говорит, а прикоснуться к мощам? Ну я и потрогала стеклянную коробочку. Такой вот трогательный поход получился. Потом женщины, отправившие меня к монаху, сказали вай вай почему я в черных велообтягивающих лосинах , ах как плохо и нехорошо перед монахом в таком обличии без юбки. Ну молодцы, сначала отправить потрогать, а потом поругать.

Сережа вернулся с водой, а мог бы остаться там, кстати. И тут пара палестинских секьюрити стала говорить что наш маршрут к мертвому морю, проходящий через пустыню очень дэнжерес и опасен. Бедуины, скитающиеся по Иудейской пустыне отбирают камеры, фотики, деньги, и все пешики которые идут по этой тропе огребают и сталкиваются с неприятностями. Поговорили с Греческим гидом и монахом монастыря, они сказали что ну да может быть, что бедуины как цыгане могут окружить, припугнуть, но сами они не знают и в принципе никто бедуинов не видел, конечно ведь они не выходят из монастыря. А могли бы и попоститься на воде и хлебе, как мы в пустыне, как Савва учил. Палестинцы начали предлагать нас подвезти до дороги, а там уже безопасно и спуск к морю по асфальту, сначала за 100 шекелей, потом за 50. Мы что то стоим и понимаем нужно уехать по намеченному, а там уже решить что делать дальше. Попрощались, сообщили решение, что поедем намеченным путем, монах благословил нас и сказал, ну и правильно, уверуете хоть в господа бога.

Ну вобщем решили ехать, едем быстро по грунтовке, убрали подальше часы камеры и решили не останавливаться. Чуть спустились бежит палестинец, кричит не желаем ли чаю, мы в страхе мчим дальше. Видим, парень стадо пасет на осле и тоже нам кричит, остановились поговорили. Он сказал что бедуины там и большие проблемы, мы опять ты видел их?, нет их никто не видел, но туристы рассказывают что идут по трекингу и проблемы имеют. Мы говорим что мы русские (вспоминаем, вы гангстеры?нет, мы русские)- он говорит бедуинам пофиг, грабят всех! Этому погонщику не нужны были шекели и он не навязывался нас сопроводить. Наругались на бедуинов и то, что нам нужно менять маршрут поехали дальше по пустыне, до своротки до какой то дороги, которая выводит на трассу 5 км. Мчим, даже не успевая посмотреть пейзажи, оглядываемся, не фотографируем, и везде прислушиваемся не слыхать ли бедуинов. Домчав до асфальта видим справа стадо верблюдов с человеками, нам туда, как всегда по самому верному и короткому пути с приличными качелями и грунтами, а слева такой черный хороший асфальт с уклоном вниз.

Переглянулись и без лишних раздумий поняли что хотим по асфальту. Нас двое, а предыдущие группы велосипедистов имели количественное преимущество и никого не видели и не рассказывали про проблемы. Мы же не захотели проверять на себе и мчали по шикарному асфальту, любуясь пейзажами. В действительности же монастырь, построенный в 5том веке выдерживал десятки и сотни осад бедуинов, которые облюбовали территории рядом с ним и все чем нас пугали правда, не случившаяся с нами. Полиция навещает бедуинов периодически, поэтому на время они успокаиваются. Оч классная историческая статья http://www.ippo.ru/science/article/monastyri-i-beduiny-v-osmanskoy-palestine-i-na-sin-202284 Потом мы отшучивались про то что мы сами как бедуины со ста шекелями в кармане.
На горизонте показалось Мертвое море. Еще долго мы будем ехать вдоль него, до самого вечера, но не сможем близко к нему подъехать. Слева висят запрещающие знаки, что здесь воронки и обвалы, поэтому запрещено подъезжать к нему.

Дело движется к закату, на обзорной площадке еврей покачивается в молитве, обращенный лицом к Мертвому морю, а Иерусалим в другой стороне.
Я уже задолбалась преодолевать очередной подьем, за которым открывается еще один вид на подъем в гору. И не факт что до темна мы успеем спуститься по хорошей дороге к морю, поэтому увидев своротку вниз без запрещающего знака мы поехали на разведку.

Разведка показала прекрасную площадку из слоев соли, море было еще внизу, но уже так близко. Заночевали прямо на обрыве.


А на утро застали прекрасный рассвет, в тишине и одиночестве. Впервые была теплая ночь.
Утром спустились ближе к морю, попытки уговоров оставить на потом фото солей не увенчались успехом. И это хорошо. Никогда низачто оставленное на потом не повторится вновь. Поэтому в походе нужно все делать сразу же. Потом купим фалафель, потом купим вино, потом посмотрим. Слово потом в походе запрещено. Потом не будет.













Нафотали, сполоснули руки в соленой воде, кожу стало щипать, так что пришлось ополаскивать ее пресной водой из бутылки. С трудом откололи кусочки соли на память и засобирались. Нам еще выбираться на трассу неочевидным путем. Через пару часов сделали несколько ходок, взбираясь наверх к трассе и перетаскивая баулы и велы отдельно. Проехали мимо крепости Масада — место где Ирод возвел свой дворец, а теперь где дают присягу новобранцы израильской армии


Поехали к обустроенным пляжам купаться.






на том берегу Иордания. Мертвое море мелкое, по нему ходят, будто по воде. Издали дна не видно, белая соль отблескивает. Ну вы понимаете что к чему.
Один раз залезли в холодную воду, проверили как держит соленая вода, сполоснулись под душем, пробовали полежать на песке и отдохнуть, обсохнуть- жутко замерзли. Оделись и поехали на разведку в супермаркет в поисках согревающих процедур. Вино 40 шекелей, а в супермаркетах в Эйлате, в котором мы еще побываем в завершаюющей точке маршрута  вино за 13 шекелей. Купили питы, йогурт, а больше ничего не купили. Забурились на окраину пляжа, там где тренажерная площадка, сготовили макарон и как по расписанию в 7 вечера вырубились спать. Впереди ночевки в пустыне.

Продолжение